Полезные при диабете продукты Внутричерепная гипертензия в детском возрасте Как заболеть чтобы задохнуться
E-mail: faq@zdorovenkin.ru

Купить квртиру на курилах

  Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

Я давно хотела попасть на южные острова Курильской гряды. Но путешествие на край света долго не удавалось. Главным препятствием была транспортная проблема. Впрочем, она и сейчас остается острой для большинства пассажиров, которым по разным причинам надо или добраться на Курилы, или, наоборот, выбраться с островов.
В первую очередь путешественнику нужно долететь до Южно-Сахалинска, а уже оттуда самолетом — до островов Кунашир и Итуруп. Одна оговорка — по расписанию вылеты предусмотрены дважды в неделю, но из-за капризной погоды они часто отменяются. К тому же аэропорт Итурупа неделями закрыт из-за густых туманов.
Есть другой вариант — теплоход «Игорь Фархутдинов», названный в честь погибшего в авиакатастрофе губернатора Сахалинской области. Он курсирует между Итурупом, Кунаширом и Шикотаном. Однако шторма зачастую задерживают выход «Фархутдинова» в море на несколько суток, а в ходе рейса заставляют его менять курс. Судно может дойти до одного из трех островов, а потом развернуться на Сахалин. Так что на корсаковском морвокзале, расположенном в сорока километрах от Южно-Сахалинска, можно всегда встретить недовольных или отчаявшихся пассажиров.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

Мне повезло. На запрос в Центр общественных связей ФСБ относительно освещения жизни и службы курильских пограничников на страницах журнала «Братишка» пришел утвердительный ответ.
И вот уже из Южно-Сахалинска вместе с офицерами в зеленых фуражках и журналистской группой телеканала «Россия» я лечу бортом ФСБ на далекие острова.
Из иллюминатора сквозь облака, нависшие над океаном, видны Хабомаи — так называют группу островов Малой Курильской гряды — Танфильева, Анучина, Полонского, остров Юрий, остров Зеленый, остров Шикотан. За исключением Шикотана, все они необитаемые. Вернее, обитаемые лишь пограничниками. На этих островах нет ни населенных пунктов, ни дорог, ни даже деревьев — только пограничные отделения.
Мои попутчики летят кто откуда: одни возвращаются на острова из отпуска, другие из командировки, третьи из госпиталя. С материка и большого Сахалина везут особо ценные вещи. Например одеяла. Спрашиваю прапорщика Александра Труфанова:
— Зачем одеяло в такую даль тащить? Неужели в Южно-Курильске не купить?
— Я не на Кунашире служу, а дальше — на острове Танфильева. Там нужно иметь все свое, — улыбается Александр. На острове он служит уже семь лет.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

Кунашир. Это один из самых крупных островов на юге Курильской гряды, край вулканов, горячих источников и дивных воронов, занесенных в Красную книгу. Гигантские птицы с мощными клювами словно сошли с картинки. Плавно покачивая крыльями, они царственно осматривают окрестности с маковок высоченных сосен.
Кунаширские пограничники живут в буквальном смысле на вулканах. На острове их четыре, и все действующие.
Одна моя знакомая, чьи родственники служили на Кунашире в далекие 50-е годы, рассказывала, что они никогда не разбирали своих чемоданов, а спать всегда ложились в верхней одежде — слишком часто случались землетрясения и цунами, поэтому нужно было оставаться в постоянной готовности к эвакуации.
Сегодня пограничники живут в прибрежном поселке Горячий пляж. Здесь мало признаков цивилизации, зато есть настоящие чудеса природы. Взять, к примеру, сам пляж, который действительно в любое время года горячий. Через маленькие дырочки в черном вулканическом песке наружу вырывается обжигающий пар.
На острове много источников вулканического происхождения, поэтому даже отопление в поселке замыкается на геотермальную станцию. Хорошо прогретая почва и повышенная влажность создают прекрасные условия для местной флоры — растениям свойствен невероятный гигантизм.
— Первое, что меня поразило, когда я прибыл на остров, — это тишина, туман, разлитый в воздухе, словно молоко, и невероятных размеров лопухи, — вспоминает пограничник Исмаил Юлдашев, много лет прослуживший на Кунашире. Он родился в Ташкенте, окончил военное училище связи и мечтал попасть на Дальний Восток. Его манила романтика, неизвестность и жажда приключений. Потом выяснилось, что героизм в службе пограничника на далекой заставе проявляется вовсе не в умении махать шашкой, а в способности стойко преодолевать трудности и выживать в условиях сложного климата.
— Ветер 30 метров в секунду — это курильская норма. После ташкентской жары трудно было привыкнуть к постоянным свознякам, но человек ведь ко всему приспосабливается, — улыбается подполковник Юлдашев.
Хочу заметить, что проблемы с теплом на островах сохраняются и сегодня. Здесь нет горячего водоснабжения — только водонагревательные приборы, которые островитяне сами устанавливают в своих квартирах. В пограничном городке есть баня, а недавно открылись ванночки на горячих источниках и бассейн под открытым небом с теплой водой из гейзеров. Здесь-то и проводят свое свободное время военнослужащие и члены их семей.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

— Япония совсем рядом. Вот он — остров Хоккайдо. До него всего 17 морских миль, или 32 километра, — показывает старший лейтенант Попов. — В ясную погоду в бинокль можно хорошо рассмотреть жилые постройки, увидеть местных жителей. Судя по всему, у них эти северные территории слабо заселены.
Михаил — совсем молодой пограничник, выпускник 2009 года. Учился в Новосибирском военном институте Минобороны, а распределился в пограничную службу. Семья осталась в Сибири. С грудным ребенком на заставе было бы крайне тяжело. Радиотехнический пост, где служит Михаил, расположен на берегу океана. Рядом лагунное озеро, вулкан и безлюдные километры грунтовых дорог. Получается, что застава состоит всего из двух зданий — это служебное помещение и дом офицерского состава. Аппаратура радиотехнического поста позволяет отслеживать обстановку в зоне ответственности пограничного отделения и оперативно реагировать на появление нарушителей государственной границы. Она проходит по Кунаширскому проливу.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

Остров Танфильева. До него можно добраться только служебным вертолетом или пограничным сторожевым катером. Двадцать минут лету от Кунашира. Площадь острова всего 15 квадратных километров. Есть заболоченные участки. Из растительности — курильский бамбук, местное население — пограничники.
Выкрашенные в зеленый цвет постройки погранотделения удачно маскируются под зелень кустарника. С высоты птичьего полета не сразу разглядишь, где она, застава. Вертолет здесь не задерживается. Экипаж быстро выгружает груз и, не выключая двигатель, готовится покинуть остров. За эти считанные минуты удается, перекрикивая шум винтов, обменяться парой фраз с местными пограничниками.
— Не скучно вам здесь, на необитаемом острове?
— Некогда скучать.
— Что, нарушителей много?
— Бывает.
Казалось бы, застава далеко от начальства и посторонних глаз, живи по принципу: солдат спит — служба идет. Но нет, на острове Танфильева другой порядок. Здесь на удивление ухоженная территория. Есть даже местная достопримечательность — изваяние Николая Чудотворца, к которому ведет аккуратная дорожка, выложенная ракушками гребешка. Вдоль дорожки кованые скамейки и изящные уличные фонари.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

— Не советуем вам плотно обедать, — с улыбкой предупредили в столовой офицеры-пограничники, сидевшие за соседним столиком. Они были в курсе, что наша журналистская группа после обеда на пограничном сторожевом катере отправляется на остров Шикотан. Было известно, что на Курилы надвигается тайфун…
Море уже заметно волновалось, когда мы поднялись на борт катера. Холодный ветер, соленые брызги и самые настоящие «качели» под ногами. Вспомнилось предупреждение по поводу плотного обеда, и стало ясно — морской болезни не избежать. Чем дальше уходили в море, тем сильнее становилась качка. Единственное, что радовало — дельфины. Они сопровождали наш катер, грациозно выныривая из холодных пенистых волн, пока на горизонте не показался Шикотан.
Шикотан — самый крупный остров Малой Курильской гряды. Здесь дислоцируется отряд пограничных сторожевых кораблей. Одна из главных задач пограничников — пресечение незаконного вылова морских биоресурсов — краба, трепанга, морского ежа. Трепанг (в народе его называют морской огурец или морской женьшень) — особо ценный продукт. Японцы считают, что ежедневное употребление трепанга продлевает жизнь как минимум на десять лет, потому и стоит он дорого, а среди крабов в японских ресторанах особенно ценится волосатик. Пограничники рассказали случай, как однажды задержали три японских шхуны. На допросе нарушители признались, что всего три браконьерских выхода позволили им построить новый дом — большой, просторный и с бассейном.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

Мы прибыли на Шикотан уже глубоким вечером и, благодаря сопровождающим офицерам, попали на экскурсию … на консервный завод. Это единственное предприятие на острове. В надежде подзаработать приезжают сюда со всего Дальнего Востока и Сибири. Работают круглосуточно в две смены — закатывают в банки сайру, горбушу и другие дары моря. Делают все вручную — потрошат и режут рыбу, раскладывают по банкам вместе со специями, стерилизуют и упаковывают в коробки. Суточная выработка составляет 70 тысяч банок. Корабли, груженные свежим товаром, берут курс на материк.
Словом, труд на заводе тяжелый. Честно говоря, и впечатление от Шикотана осталось тяжелое. В 1994 году островитяне пережили сильнейшее землетрясение, разрушившее десятки домов и унесшее несколько человеческих жизней. О разгуле стихии до сих пор напоминают руины домов, которые так и остались неразобранными.
Мичман пограничного сторожевого корабля Валерий Шемякин был школьником, когда произошло землетрясение. Дом Шемякиных уцелел, но родители все же решили перебраться к родственникам в Ижевск. Валера окончил школу, отслужил на Черноморском флоте, а потом узнал, что в отряд пограничных сторожевых кораблей на Шикотан набирают контрактников. Так он вернулся на родину.
— Я очень рад, что вернулся. Жену привез. Сейчас занимаемся строительством своего дома. Больше я с острова не уеду — все-таки это моя земля!
Мичман Шемякин служит на буксире ледового класса «Буг», названном в честь реки Буг, на которой стоит Брестская крепость. Это самое большое судно в отряде пограничных сторожевых кораблей на Шикотане. «Буг» несет службу круглый год. Бывает, что морской поход длится и месяц, и два, и три. Помимо преследования браконьерских судов морякам-пограничникам приходится бороться со стихией, когда волна в море поднимается до шести метров, а ветер достигает тридцати пяти метров в секунду.
Прошло 26 лет с тех пор, как капитан третьего ранга Станислав Лаврентьев бойцом-срочником прибыл на Шикотан. Встретил на острове свою жену Татьяну (она здесь родилась и выросла), получил квартиру в пограничном городке, поставил на ноги двоих сыновей. Младший сын Дмитрий собирается поступать в пограничный институт, а пока ходит в местную школу, много читает, занимается спортом. Какая может быть скука, если в нескольких километрах от дома находится самый настоящий Край Света — так называется мыс, открывающий дивный вид на океан. Волны уходят за горизонт на тысячи километров…
Детям другого курильского офицера, майора Сергея Кибкало, тоже нравится жить на островах. За 30 лет службы Сергей Алексеевич успел стать своим и на Итурупе, и на Шикотане, и на Кунашире. Вместе с ним всегда «служила» семья — жена-старшина, трое сыновей и дочка. Старший сын уже стал пограничником и выбрал местом службы остров Анучина, двое средних сыновей в следующем году заканчивают Хабаровский погранинститут и хотят служить на Курилах, дочка тоже считает Курилы своей родиной и собирается остаться на островах.
— Чем дальше от центра, чем суровее край, погодные условия, тем люди ближе, дружнее, человечнее относятся друг к другу, — поясняет Сергей Алексеевич.

Пограничье: Курилы: Служба на краю земли

Моя мечта сбылась — я побывала на далекой земле, где курятся живые вулканы. Я увидела острова, с которых берет начало моя страна, и это было словно просветление. Но в душе бродили смешанные чувства: конечно, завораживал суровый вид сопок, холодное дыхание водопадов и набегающих волн океана, карканье дивных воронов, но рядом с этой нерукотворной красотой я видела не разобранные после землетрясения развалины 17-летней давности, недостроенные дороги, серенькие ветхие дома… На обратном пути в самолете я читала книгу одного сахалинского журналиста, подробно рассказывающего о своих путешествиях по Южным, Средним и Северным Курилам. Он поднимался на вулканы Кунашира, любовался водопадами Итурупа и удивлялся бесхозяйственности и заброшенности наших островов. На северном Парамушире в бывшем поселке Шелихово корреспондент встретился с рыбаками из бригады прибрежного лова, которые жили … в бетонных чанах для засолки сельди, доставшихся в наследство еще от японцев, а на стене полуосыпавшегося забора в этом поселке была нацарапана надпись: «Шелихово. Добро пожаловать в преисподнюю». Чтение наводило на грустные мысли…
Вселяют оптимизм лишь пограничники, которые, несмотря на бытовую неустроенность и суровый климат, несут службу на русском краю света.

Юлия Афанасьева
Фото автора, Андрея ШАПРАНА
и из архива Сахалинского пограничного управления береговой охраны ФСБ России

Источник: http://www.bratishka.ru/archiv/2012/01/2012_1_10.p...


Комментарии:


Оставить комментарий
Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Вредно ли бегать по утрам кардиолог